Казахский научно-исследовательский институт культуры
ТОО «Казахский научно-исследовательский институт культуры»

«Протогородское поселение бронзового века Токсанбай на Устюрте» 2018

Плато Устюрт, в пределах исследуемого региона, представляет собой пластовую аридно-денудационную столово-останцовую равнину. Чередование водоупорных и водопроницаемых пород обусловило выход на поверхность ряда горизонтов грунтовых вод. Подземные воды являются единственным источником водоснабжения территории, как в прошлом, так и в настоящем. О наличии водоносных горизонтов, свидетельствуют действующие и в настоящее время – родники. К ним и сейчас ведут тропы диких животных.

При выборе места расположения поселений учитывались: обеспеченность пресноводной водой, родники отмечены у подножия останца на котором располагается поселение; учитывалось наличие пологого спуска с плато, что облегчало путь к поселению не только людям, но и диким животным, а это позволяло охотиться вблизи поселения, на местах водопоя и ведущих к ним тропах. Большую роль играл хороший обзор прилегающей местности, что давало преимущество в случае нападения из вне.

При возведении помещений учитывались климат, ландшафт, растительность, а также и обеспеченность различными строительными материалами. Например, широко использовался известняк-ракушечник – камень с уникальными теплоизолирующими свойствами, имеющийся вокруг в изобилии.

Основные археологические работы развернулись на поселении Токсанбай. Поселение занимает останец размером 70 х 20-30 м и абсолютной высотой 118 м. Его поверхность имела наклон в 55-65 с северо-востока на юго-запад. Северная и северо-восточная сторона поселения обращены к чинку, а юго-западная к сору. Склоны останца, на котором расположено поселение, продолжают разрушаться и в настоящее время. Северный и северо-западный склоны самые крутые и обрывистые, здесь можно было наблюдать сохранившиеся фрагменты стен и полов, которые нависали над обрывом.

К началу исследований, территория поселения была занесена толстым слоем песка и обломками обрушившихся каменных конструкций. По-видимому, и к моменту появления первых насельников этой территории площадь останца была небольшой, поскольку при планировке жилого пространства использовался каждый квадратный метр земли. Старые постройки засыпались строительным мусором и над ними строились новые помещения. Срединная часть и западная оконечность останца, в период существования более поздних жилых сооружений, использовались как места для сброса бытовых отходов. Об этом говорят мощные слои зольника, который функционировал в течении длительного времени.

На сегодняшний день поселение практически полностью исследовано. Изучены все три уровня строительных горизонта. Наиболее полно исследованы остатки конструкций, соответствующие верхним - первому и второму строительным уровням, и нижний – третий строительный горизонт. По-видимому, стратиграфическое значение имеют следы пожара во втором строительном горизонте, что предположительно делит стратиграфию памятника на два периода: до и после пожара. К постройкам первого (верхнего) строительного периода относятся конструкции, зафиксированные в восточной части останца. Это остатки небольшой крепости – форпоста, который судя по керамике из ее завалов датируется началом - первой четвертью I тыс. до н.э.

Постройки второго строительного периода, относящиеся к эпохе бронзы, были относительно небольшими, подпрямоугольной и округлой формы. Жилища возводились на поверхности останца с учетом его уклона. Перепад высоты в расположении помещений на противоположных концах останца составил не менее восьми метров. Котлованы жилищ вырубались в слое материковой глины. Вдоль борта котлована, в основании стен устанавливали массивные каменные вертикальные блоки. Затем поверх них горизонтально укладывали плиты меньших размеров. Помещения обогревались очагами, устроенными в полу. К особенностям возведения построек можно отнести ниши в стенах и каменные ящики различных размеров, которые использовались в хозяйственных целях. Крыша сооружалась, очевидно, из дерева. Об этом свидетельствуют горелые веточки, обнаруженные в одном из помещений. Веточки лежали толстым слоем поверх находок. Крышу поддерживали столбы из бревен, следы от оснований столбовых конструкций отмечены в полу помещения.

В верхней, северо-восточной половине останца, отмечены остатки трех жилищ, два из которых располагались цепочкой по юго-восточному склону. Еще одно жилище, которое граничило с первыми двумя через совмещенные стены, располагалось в срединной части останца.

Анализ фрагментов керамики поселения Токсанбай, дает нам возможность выделить несколько типов сосудов:

  • Основной тип – слабопрофилированные сосуды баночного типа, с прямыми стенками (около 60 %). Орнамент наносился по зонам: венчику, предплечику и тулову;
  • Второй тип – слабопрофилированные толстостенные сосуды горшечной формы. Поверхность орнаментировано только на 30%. Придонной части имеются следы нагара;
  • Третий тип – тарные сосуды с раздутым туловом, орнаментированы только по венчику меандрами и зигзагами;
  • Четвертый тип – тонкостенные сосуды вазовидной формы.

У всех указанных типов сосудов дно плоское. Почти на всех фрагментах керамики мы фиксируем следы от использования в быту. Это следы нагара, просверленные отверстия, следы ремонта и т.д.

Орнаментальная традиция керамического комплекса представлена разнообразными формами. Орнаментальные композиции могут быть четко разделены в хронологическом порядке, а так же показать инокультурное влияние.

Токсанбайская керамика характеризуется многообразием аналогов в комплексах культур нео-энеоэлитических, эпохи ранней и средней бронзы. Но вместе с тем невозможно проведение прямых сопоставлений с какой-то конкретной культурой или конкретным памятником.Форма сосудов, моделировка венчиков и шеек, орнамент, характеризуются чрезвычайным разнообразием и своеобразием, но по технико-типологическим признакам керамическая коллекция представляет собой единый культурный комплекс. Единство проявляется в сочетании способов нанесения орнамента, в единообразии орнаментальных композиций, в технологии изготовления.

В типологическом отношении наиболее выразительными и культура определяющими были сосуды с так называемым воротничковым оформлением верха. В полученной керамической коллекции фрагменты верхней части сосудов в большинстве случаев указывают на не профилированные и слабо профилированные формы. В группу керамики с архаичными чертами объединены фрагменты от не профилированных сосудов с характерным для неолита ребром-наплывом на внутренней стенке, со скосом внутрь среза венчика, со сплошным заполнением орнаментального поля однообразным или несложным орнаментом.

Более многочисленной является группа посуды энеолитического облика с воротничковым оформлением верха, характеризующаяся большим разнообразием форм и орнаментальных композиций. Воротничок не имеет устойчивой формы, формируется по-разному. Определено две формы - плоский и широкий (до 3 см) и узкий рельефный, или валиковидный (до 1 см). Валиковидные воротнички представляют собой ровную рельефную полосу вокруг венчика, в разрезе прямоугольной или округлой формы. Среди керамики этой группы выделяются фрагменты от крупных котлообразных сосудов. Верхняя часть оформлялась в виде воротничка плоского широкого, и воротничка валиковидного, имеющего утолщение или карниз (бортик), плоский или приостренный срез, прямую или вогнутую стенку.

По морфологическим признакам выделена еще одна группа сосудов, имеющих в разной степени профилированность и отогнутые шейки, расширяющиеся стенки.

Все фрагменты донных частей были от плоскодонных сосудов, вогнутая придонная часть которых иногда орнаментировалась сплошным вертикальным зигзагом, выполненным гладким и мелкозубчатым штампами.

В технике нанесения узора на сосудах сочетаются накольчато-гребенчатые штампы и прочерченный орнамент. Самыми распространенными из накольчатого орнамента были треугольные и уголковые наколы, составлявшие разные композиционные построения, в сочетании с меандрами. Значительное число узоров выполнено гребенчатым штампом с зубцами разных размеров, поставленных под разным наклоном. Единичными были фрагменты сосудов с орнаментом в виде крупных наколов двух-четырехзубым штампом и оттиски фигурного штампа – струйчатый и в виде змейки. Узкие и широкие прочерченные линии на керамике часто служили разделителем орнаментальных зон. Довольно частыми были орнаментальные композиции из геометрических фигур, выполненных прочерченными линиями и окаймленных «бахромой» из разного рода вдавлений и наколов, а также елочный орнамент и горизонтальные и вертикальные зигзаги.

Широко представленные разные способы орнаментации характеризовали смешанную традицию украшения сосудов в керамическом комплексе. Накольчатая и накольчато-отступающая техника, в том числе в виде треугольников и острых наколов бытовала с эпохи неолита на северокаспийских памятниках, а гребенчатый орнамент был присущ для населения лесного Заруалья. Аналогии основному массиву керамики так называемого токсанбайского типа имеются в материалах вольско-лбищенской культуры в Среднем Поволжье, также характеризующейся разнообразной формой венчиков с воротничками и утолщениями, скошенностью наружу, приостренностью края, сходными орнаментальными мотивами, примесью раковины в тесте. Аналогичная керамика найдена на памятниках Нижнего Поволжья, Северного Прикаспия, Западного Казахстана.

Кроме черт архаичности токсанбайская керамика отличается синкретичностью облика. Эта синкретичность проявляется не в механическом смешении разнокультурных материалов, а в присутствии на одних и тех же сосудах признаков, присущих различным культурным традициям. Многокомпонентный характер материалов памятника отражает сложность процессов, связанных с формированием древностей токсанбайского типа, и пришлый характер населения оставившего его.